Свободные связи

Самые желанные и богатые женщины эпохи сексуальной революции

Софи Лорен
Фото: AGF s.r.l. / REX / Shutterstock

«Лента.ру» продолжает серию публикаций о женщинах, определивших стиль ХХ столетия. В прошлом материале речь шла об актрисах и моделях послевоенных лет. Новая статья посвящена красавицам и секс-символам 1960-х годов.

1960-е стали эпохальным десятилетием ХХ века (впрочем, пожалуй, тогда все десятилетия были эпохальными). Главное, что 1960-е дали миру, — оральные контрацептивы и сексуальную революцию: она позволила от теоретического женского равенства, прописанного в законах только самых прогрессивных стран, перейти к практическому. Девушки и женщины в Западной Европе и Северной Америке уже не были обязаны отказываться от карьеры ради деторождения, хранить девственность до брака и доверять задачу предохранения от нежелательной беременности своему партнеру. Кумиры европеек и американок 1960-х были свободными, раскованными, сексуальными и интеллектуальными — такими, какими хотели стать все обычные девушки.

Одри Хэпберн

Быстрый взлет карьеры самой, пожалуй, обаятельной и светлой голливудской актрисы ХХ века, «вечного подростка» Одри Хэпберн начался еще в 1950-е годы, но ее самодисциплина, талант и умение полностью реализовывать весь свой потенциал обеспечили ей довольно длинную карьеру в амплуа сначала инженю, а потом и главной героини — если пользоваться этой старомодной артистической классификацией. Одри родилась в Бельгии, где вместе со своей матерью-аристократкой пережила нацистскую оккупацию (отец-британец оставил семью, когда будущая звезда была еще ребенком). По словам Одри, военные лишения и голод сказались на ее здоровье на всю жизнь.

Девушка мечтала стать балериной и упорно работала для этого, но преподаватели дали ей понять, что слишком высокий рост не позволит ей сделать карьеру примы. Хэпберн приняла это как неизбежное, с аристократическим достоинством, но всю дальнейшую жизнь занималась гимнастикой и танцами и следила за весом: при росте 170 сантиметров она весила не более 49 килограммов. Стать киноактрисой Одри заставила не жажда славы, а суровая необходимость: нужно было зарабатывать на жизнь.

После нескольких незначительных ролей Хэпберн повезло: ее пригласили на главную роль в «Римских каникулах» (1953). Ее партнером был голливудская звезда первой величины Грегори Пек, который настоял, чтобы имя неизвестной старлетки напечатали на афишах таким же крупным шрифтом, как его собственное. Умный и опытный актер знал, что его партнерша после премьеры проснется звездой. Так и вышло: в неполные 25 лет Одри получила «Оскара», признание и славу. Но это не сделало ее ни высокомерной, ни наглой, не заставило пуститься во все тяжкие: все, знавшие Одри, в один голос отзывались о ней как о вежливом и доброжелательном человеке.

1960-е начались для Одри (которой было уже за 30, но выглядела она значительно моложе) с триумфа в фильме, ставшем хрестоматийным: «Завтрак у Тиффани» по книге Трумэна Капоте. Лента продемонстрировала не только зрелую красоту Одри, сохранившей жизнерадостность и обаяние юной девушки, но и крайне успешное сотрудничество с модельером Юбером де Живанши, который был «персональным портным» актрисы и ее близким другом. Черное платье-футляр, в котором Одри позировала для рекламного плаката картины, поигрывая длинным мундштуком с тонкой сигареткой, стало архетипическим, каноническим для определения женского дресс-кода black tie. И без того процветающий ювелирный дом Tiffany & Co., в свою очередь, получил колоссальный пиар-бонус.

Но настоящим олицетворением моды 1960-х Одри стала после фильма «Как украсть миллион», где Живанши одевал ее в авангардные пальто, геометричные шляпки и огромные очки. Рослая актриса также ввела в моду балетки на плоской подошве, которые заказывала «обувщику голливудских звезд» Сальваторе Феррагамо: она не носила в кадре каблуки, чтобы не быть выше экранных партнеров. Сейчас балетки актрисы можно увидеть в музее Salvatore Ferragamo во Флоренции: хрупкая кинозвезда обладала внушительным для женщины 41 размером обуви.

Завершив кинокарьеру, актриса занялась благотворительностью: была посланницей ЮНИСЕФ, много ездила по миру, участвовала в программах помощи детям из неблагополучных регионов. У самой актрисы было два сына от двух браков. Умерла Одри Хэпберн от онкологического заболевания, сравнительно молодой — ей не было еще и 64 лет.

Жаклин Кеннеди

Пожалуй, если спросить, какая из жен политиков XX века была самой элегантной, 90 процентов респондентов опроса единогласно ответят, что ею была Жаклин Кеннеди Онассис, жена (а затем вдова) первого католика-президента США Джона Кеннеди и жена миллионера Аристотеля Онассиса. Указание на вероисповедание Кеннеди не случайно: как католик, он искал себе жену-католичку и нашел в семье потомков французских (а также ирландских и британских) эмигрантов Бувье.

О Жаклин можно сказать, что она родилась даже не с серебряной, а с золотой ложкой во рту: ее отец, Джон Бувье, был успешным брокером, а отчим Хью Очинклосс, за которого ее мать вышла замуж после развода с Бувье, — и вовсе миллионером, наследником нефтяной корпорации Standard Oil. Жаклин была старшим ребенком в семье, о ней заботились, поощряли ее увлечения верховой ездой (которой она занималась потом всю жизнь) и искусством, дали лучшее на тот момент из возможных для девушки образование на Восточном побережье США: частные школы, Вассар-Колледж и Джорджтаунский университет (между колледжем и университетом она успела поучиться в Сорбонне — совершенствовала французский, который знала с детства).

Жаклин Бувье успешно закончила обучение, стала бакалавром искусств и устроилась работать корреспонденткой ежедневной газеты The Washington Times-Herald. В числе прочего она освещала коронацию британской королевы Елизаветы II в 1953 году. К этому моменту Жаклин была уже знакома с сенатором Джоном Кеннеди — пара встречалась около года и вскоре после эпохальной коронации Елизаветы официально объявила о помолвке. Свадьба прошла в сентябре 1953 года.

В 1960-е Жаклин вступила уже в статусе жены сначала сенатора, а затем президента самой сильной и влиятельной страны мира. По негласному этикету, принятому у первых леди, она должна была одеваться у американских кутюрье и дизайнеров, а их было не так уж много. Женщина с прекрасным вкусом и профессиональный искусствовед, Жаклин изящно решила проблему: ее персональный дизайнер Олег Кассини шил для нее костюмы по образу и подобию шедевров французских модельеров (да еще и адаптированные под ее фигуру — узкобедрую, с широкими плечами и сравнительно короткой шеей).

Жаклин стала одной из первых женщин — публичных персон, позволивших себе носить брюки на публике. Более того, она ввела в моду брюки капри чуть выше щиколотки, которые очень ей шли. Как и Одри Хепберн, Жаклин была довольно рослой и могла себе позволить носить туфли и балетки на плоской подошве, которые отлично сочетались с брюками. Первая леди была интересной, но не канонически красивой: у нее было квадратное лицо с очень широко расставленными глазами. Она умело подбирала прическу-каре, скрадывавшую объем лица (со своими роскошными волосами Жаклин могла себе позволить любую прическу), а также почти постоянно носила крупные темные очки, также визуально менявшие пропорции лица.

Даже трагическая гибель ее мужа от руки убийцы добавила несколько строк к ее истории модной иконы: в момент рокового выстрела Жаклин была с мужем в открытой машине, одетая в розовый костюм Chanel и шляпку в тон (иногда первая леди все же позволяла себе отдохнуть от Кассини). Кровь погибшего мужа осталась на костюме, и Жаклин, удивительно тонко чувствовавшая правильный пиар, потом надела его для визита на инаугурацию президента Джонсона, преемника Кеннеди.

Через некоторое время после гибели мужа Жаклин стала принимать ухаживания греческого миллионера Аристотеля Онассиса и в конце 1960-х стала его женой. Одной из причин такого решения стало желание защитить детей: после гибели от рук убийцы брата Джона, Роберта Кеннеди, вдова президента стала опасаться за жизнь сына и дочери. Деньги нового супруга и собственный вкус позволили ей стать настоящей иконой стиля: она, уже не скованная политически обусловленным дресс-кодом, одевалась у лучших европейских модельеров и носила модные в те годы ультракороткие мини-платья: стройные ноги активной наездницы вполне это позволяли. Жаклин много занималась благотворительностью и защитой объектов культурного наследия, а после вторичного вдовства в 1975 году вернулась к занятиям журналистикой. Умерла вдова президента Кеннеди от рака в 1994 году.

Софи Лорен

Ослепительную красоту и еще большую сексуальность итальянка София Виллани Шиколоне унаследовала от своих предков, аристократов среди которых не водилось, а вот крепкие крестьянские корни наверняка были. В раннем детстве ничто не предвещало, что будущая кинозвезда станет обладательницей неотразимых форм: родные звали ее «Стекетто» («Хворостинка», «Палочка») за высокий рост и худобу. Ближе к 15 годам формы у Софии, впрочем, вполне развились: она победила на местном конкурсе красоты и отправилась покорять Рим.

Именно там и началась ее кинокарьера. По традиции (хорошей или плохой — это как посмотреть) конкурсов красоты, на них, как на кастинги, приходили кинорежиссеры, искавшие новых звезд. Одним из них был Карло Понти, уже маститый и прославленный режиссер, который влюбился в юную красавицу с первого взгляда, хотя годился ей в отцы. Паре пришлось долго ждать разрешения на развод для Понти (в Италии это было, да и осталось до сих пор, не самым простым делом), и режиссер, как порядочный человек, тайком обвенчался со своей избранницей в Мексике, а в середине 1960-х пара сочеталась браком на родине уже официально.

На 1960-е годы пришлась голливудская кинокарьера и мировая слава Софи Лорен (на этот сценический псевдоним Шиколоне сменила свою неартистичную фамилию): она снималась с Полом Ньюманом («Леди Л.»), Грегори Пеком («Арабеска»), Марлоном Брандо («Графиня из Гонконга»). Эталонная фигура «песочные часы» и великолепные, густые и волнистые волосы сделали Софи не только всемирным секс-символом, но и идеальной моделью для вечерних платьев ведущих мировых дизайнеров. Множество фото того времени запечатлели звезду, вольно закинувшей руки за голову или просто поднявшей их и демонстрирующей публике отсутствие эпиляции: в те времена это было в порядке вещей, а в наши дни превратило Лорен едва ли не в провозвестницу бодипозитива и радикального феминизма.

В 1960-е Софи носила короткую стрижку, шляпки, а также очень любила шелковые платки, которые завязывала под подбородком, «по-крестьянски». В то благословенное десятилетие феминисток было уже много, а вот защитники животных еще не вышли на арену активизма, поэтому никто не мешал звезде носить обожаемые ею меха: шубы, палантины и кокетливые шапочки. В отличие от Одри Хэпберн с ее подростковым телосложением, Лорен не могла себе позволить плоскую обувь и улучшала пропорции каблуками — главным образом туфлями на шпильке.

Отличные гены кинозвезды не только обеспечили ей внушительное кинематографическое долголетие, но и сохранили презентабельную внешность: в 2006 году, в 71-летнем возрасте, Софи Лорен снялась для календаря Pirelli, где долгие годы по традиции модели позировали обнаженными (для зрелой актрисы сделали исключение, она запечатлена на фото в тонкой атласной комбинации на бретелях), а через десять лет стала главной героиней рекламного ролика итальянского модного дома Dolce & Gabbana, клиенткой которого была с момента его основания.

Катрин Денев

В отличие от своих старших коллег, Катрин Денев — настоящая «девушка 1960-х»: ее триумфальный дебют состоялся именно в это десятилетие. В 21 год она стала безумно популярной, снявшись в романтической мелодраме «Шербурские зонтики»: критики признали, что юная Катрин не уступает своей старшей сестре Франсуазе Дорлеак, звезде кинематографа «Новой волны» (чтобы ее не путали с сестрой, Катрин взяла фамилию матери). Славе актрисы способствовало и то, что она стала сниматься в англоязычном кино, начав очень решительно — с драмы скандального режиссера Романа Поланского «Отвращение» (1965).

В отличие от брюнетки Франсуазы Дорлеак, Катрин всегда была блондинкой — «эталонной блондинкой» европейского кино. В 1967-м произошло превращение хорошенькой простушки Катрин из «Зонтиков» в роковую и привлекательную богиню запретного секса, обманчиво холодную и недоступную: провокационный режиссер Луис Бунюэль снял Денев в роли буржуазной дамы, из-за психологических проблем подрабатывающей проституткой, в своем фильме «Дневная красавица». Публика вдосталь налюбовалась на мраморные плечи и совершенную шею Денев, ее спокойную, отстраненную, «ледяную» красоту.

Не только на экране, но и в жизни холодность Денев была обманчивой: она свободно воспользовалась плюсами сексуальной революции 1960-х и в 20 лет родила сына от известного режиссера Роже Вадима. Мальчика, названного Кристианом, Денев воспитывала одна. Позже она стала матерью во второй раз — снова без брака с отцом ребенка: она родила дочь Кьяру от знаменитого итальянского актера Марчелло Мастроянни.

В своих отношениях с модой актриса всегда была очень сдержанной, предпочитая классический стиль: несмотря на артистическую профессию, семья Дорлеаков была очень буржуазной. И в молодости, и в зрелые годы Денев предпочитала платья-футляры сдержанных, часто темных оттенков, жакеты, прямые брюки и, несмотря на сравнительно невысокий рост, всегда носила не только классические лодочки, но также балетки и лоферы. Однако она могла себе позволить и авангардные эксперименты: например, носила мини-пальто Анри Куррежа. В 73 года Катрин Денев стала лицом французского модного дома Louis Vuitton, чьими аксессуарами пользовалась на протяжении всей жизни.

Майя Плисецкая

Младшая из двух гениальных советских балерин ХХ века Майя Плисецкая была значительно моложе старшей из них — Галины Улановой. 1960-е годы стали не только временем знаменитой хрущевской «оттепели», но и взлета Плисецкой. В 1960-м дочь расстрелянного при Сталине «врага народа» стала примой Большого театра, а уже годом позже отправилась на первые зарубежные гастроли в этом качестве — сразу в Париж, в «Гранд-Опера», солировать в «Лебедином озере» в постановке Бурмейстера (Улановой «выезда» пришлось ждать почти всю свою артистическую жизнь).

Плисецкая стала, вероятно, и первой советской звездой, лично познакомившейся с Шанель (их встречу устроил российско-французский танцовщик Серж Лифарь, близкий друг модельера в ее зрелые годы). Плисецкая подробно описала в воспоминаниях свой первый наряд от Chanel: «Плотный простроченный белый шелк. Темно-синие узкие прямые аксельбанты, вшитые в жатку пиджачка. Золотые полувоенные пуговицы, которые, как боевые медальки или знаки полковых отличий, украшают белизну одеяния. Под пиджак надевается прямой сарафан». Оценив, как костюм идет советской танцовщице, Великая Мадемуазель подарила его Плисецкой.

Впрочем, по воспоминаниям балерины, в 1960-е подобные царские подарки были нечасты, хотя и были: так, Эльза Триоле, сестра Лили Брик, подарила Плисецкой белое норковое манто, а художница Надя Леже — длинную шубу. Самая известная советская танцовщица 1970-х донашивала вещи воспитавшей ее тетки, тоже балерины Суламифи Мессерер (в частности, среди них было пальто с каракулем — эффектное, но не гревшее), перешивала купленное по случаю и добытое у фарцовщиков. Любимым цветом в одежде вне сцены для Плисецкой всегда был черный. Кроме того, она любила и часто носила брюки: не только в 1970-е, когда это стало модным, но и ранее, с начала 1960-х годов.

Не обходили звездную танцовщицу вниманием и отечественные дома мод. В 1969 году советское телевидение пригласило Плисецкую выступить манекенщицей для телезарисовки с демонстрацией новой коллекции одежды. Балерина в одиночестве ходила по подиуму в брючных костюмах, ультракоротких мини-платьях и юбках, минималистичных закрытых жакетах, блестящей куртке из искусственной кожи с лаковым покрытием с такими же юбкой, ботфортами и фуражкой и в вечернем платье из ажурной черной материи на чехле того же цвета.

В 1970-е годы Плисецкая подружилась с Ивом Сен-Лораном и Пьером Карденом, которые не только шили для звезды балета повседневную и вечернюю одежду, но и оформляли спектакли с ее участием: так, в эпизоде «Гибель розы» балетной программы хореографа Ролана Пети Roland Petit Ballet балерина вышла на сцену в розовой накидке, созданной Сен-Лораном специально для этого номера.

Танцовщица очень внимательно относилась к своему имиджу и всячески его поддерживала. На протяжении десятилетий она неизменно носила гладкую «балетную» прическу с зачесанными назад и стянутыми в узел на затылке волосами, густо, тоже по-балетному, красила ресницы и предпочитала всем другим ярко-красную помаду. Плисецкая всегда следила за собой и сохранила гибкость и стройность до глубокой старости: в последний раз она танцевала на сцене Большого театра, когда ей было уже за 70.

Татьяна Доронина

Звездные кинороли одной из самых известных советских актрис Татьяны Дорониной пришлись на 1960-е: в 1966-м вышел фильм «Старшая сестра» (роль Нади сделала артистку всесоюзно известной), в 1967-м — «Три тополя на Плющихе», где ее партнером был Олег Ефремов, в 1968-м — «Еще раз про любовь», где Доронина играла с Александром Лазаревым. Все три фильма, а особенно третий, по сценарию третьего супруга актрисы Эдуарда Радзинского, превратили Татьяну Доронину, родившуюся в простой семье (первый муж артистки, Олег Басилашвили, вспоминал, что старшие Доронины были деревенские люди, путавшие ударения), в икону стиля: «под нее» ее ровесницы и девушки помладше, осветляли волосы, обрезали юбки, красили глаза.

Тот же Басилашвили вспоминал, что главным для Дорониной был театр, которым она увлеклась еще в юности, «несмотря на плохие зарплаты, отсутствие одежды, дырявые туфли». По его словам, одежда не была для нее главным. Позже прима киноэкрана, разумеется, уделяла своему внешнему виду куда больше внимания: в 1960-е были приняты сложные укладки, начесы, пучки, и даже с короткой стрижкой нельзя было просто вымыть волосы и пойти, как это стало возможным, например, в 1990-е. Роскошная белокурая шевелюра Татьяны Дорониной в 1960-е годы была образцом для советских парикмахеров, к которым ходили делать прическу «как у Наташи» (главная героиня «Еще раз про любовь»).

Крестьянские корни актрисы проявились и в ее телосложении: Доронина была крупная и статная женщина даже в молодости. Ей шли костюмы с жакетами, юбки-карандаши, классические блузы и платья-футляры — однотонные или с крупным принтом, а также тренчи с отложным воротником. Актриса носила модный в 1960-е трикотаж — например, свою песенку про солнечный зайчик из все того же «Еще раз про любовь» она поет в фильме в простой черной водолазке, ставшей советским модным хитом.

Доронина пять раз была замужем (как в законном, так и в гражданском браке), но все союзы оказались недолговечными, поскольку на первом месте у актрисы, а затем худрука МХАТ имени Горького всегда был только театр (она, как и многие прославленные актрисы и балерины ХХ века, отказалась от материнства). Татьяне Дорониной в сентябре 2018 года исполнилось 85 лет, но она продолжает руководить театром, который возглавила еще в 1987 году.

e-hentai.org, ehow.com, superuser.com, chron.com, lefigaro.fr, wikiwiki.jp, abcnews.go.com, php.net, nbcnews.com, instructables.com,