Сладкий и гадкий

Голые женщины и отрубленные ноги: Климт и Шиле в Москве

Изображение: Эгон Шиле / The Albertina Museum, Vienna

«Невозможно оскопить художника просто потому, что ты боишься кого-то расстроить», — этими словами директор ГМИИ им. Пушкина Марина Лошак открывала выставку «Густав Климт. Эгон Шиле. Рисунки из музея Альбертина (Вена)». В галерею искусства стран Европы и Америки XIX — XX веков привезли 47 рисунков и гравюр Климта и почти столько же Шиле — 49. Это не первый приезд их графики в Пушкинский музей, но впервые — столь объемный. Проект приурочен к объявленному в 2017-м Году туризма Россия — Австрия.

По словам кураторов, выставка проходит на фоне агрессии, давно нарастающей в некоторой части общества, от искусства далекой, но считающей себя вправе оскорбляться. Однако по набору работ этот показ — при всем эротизме некоторых рисунков — вышел вполне невинным, и то, что здесь нет жестких, переходящих грань приличий вещей Шиле, выставку не обеднило. От Климта тут и эскизы к картинам (включая хрестоматийный «Бетховенский фриз»), и рисунок обложки журнала Ver Sacrum («Весна Священная»), и самостоятельная графика — неизменно дышащие томностью и какою-то универсальной привлекательностью портреты. За Шиле, кроме портретов с фирменными «издерганными» линиями, тут отвечают рисунки, сделанные в темнице — собственно тюрьма и натюрморт с философическим названием «Мой путь пролегает над бездной». В 1912 году рисовавший юных особ в разнообразных фривольных ракурсах художник, возмутитель спокойствия 24 дня провел в заключении. Помимо эротических рисунков, представлены портреты его друзей и покровителей, в частности, Генриха Бенеша (который коллекционировал произведения Шиле), отца знаменитого историка искусства Отто Бенеша (он будет писать и о Шиле тоже).

Художники разных поколений, Климт и Шиле были ниспровергателями традиций на фоне fin de siecle и эпохи психоанализа. В смысле маршрутов искусства они встретились в пору модерна и символизма, к которой Климт — если говорить о графике — пришел от академических рисунков (их сейчас тоже показывают), когда линия стала служить ему не для изображения, а для обобщения образа. Шиле же, напротив, из этой эпохи ушел в экспрессионизм, овладев линией нервной, угловатой, прерывающейся. Он не столько обобщает формы, сколько утрирует и заостряет, стремится не к недосказанности, а к гипервыразительности, отчего и с автопортретов мастера, и с некоторых других работ на нас «выпрыгивают» гримасы. К своим героям он подчас бывал беспощаден: линии, которыми он прорабатывает тела моделей, часто напоминают хирургические нитки, будто эти тела разорваны и заново сшиты.

По словам куратора нынешнего показа с российской стороны Виталия Мишина, когда в 1973 году в ГМИИ впервые прошла выставка «Шедевры рисунка из музея Альбертина», на ней было всего три рисунка Климта и два Шиле. Некоторые из них снова привезли в Москву. Кураторы составили графическую историю, в которой рассказывают, как из общих корней (климтовская модерновая линеарность поначалу оказала большое влияние на Шиле) и формальных мотивов темпераменты художников создавали в итоге едва ли не противоположные по духу вещи.

Как рисовальщик Шиле по сравнению с Климтом ушел далеко вперед. Enfant terrible своего времени, Шиле технически виртуознее и разнообразнее — взять хотя бы рисунок с тремя уличными сорванцами, которых художник наделил разом и кукольными глазами, и старческими узловатыми пальцами. Варьируя толщину линии, силу нажима карандаша, он не просто оставил выразительные образы, но рисунок, где настроение художника в конкретный момент, энергия руки становились частью произведения.

Климту, одному из создателей Венского сецессиона, автору портретов весьма респектабельных особ, виделись идеально плавные контуры, будто все его модели — что, например, Фридерика Мария Беер (эскиз к живописному портрету, который хранится в Тель-Авивском музее изобразительных искусств), что «Юриспруденция» (эскизы к картинам для актового зала Венского университета, чьи оригиналы были уничтожены нацистами, и сейчас об этих композициях можно судить только по черно-белым снимкам и эскизам) — немного родственники. Климт искал красоты, Шиле — характерности.

Эгон Шиле (1890-1918) начинал творческий путь, оказавшийся, увы, весьма кратким — художник умер от испанки, на несколько дней пережив беременную жену, в 28 лет — также традиционно. В Пушкинский привезли два ранних рисунка, на одном — прилежно нарисованный бюстик Вольтера, на втором — «Автопортрет» 1906 года: на нас скромно взирает эдакий отличник, которому, кажется, только что вытерли нос. Когда вы входите в зал — а развеска сейчас очень значима, тот случай, когда она и показывает путь, и расставляет акценты, и позволяет работам вступить в диалог, — эти два ученических, по сути, опуса оказываются сперва за спиной. Тем сильнее удивление, когда вы их обнаруживаете. Поскольку тут же его «фирменные» автопортреты. гримасничающие, с непонятным страданием, то прошитые теми самыми «хирургическими швами», то — другой, рядом — весьма подробный анатомически, но с белыми глазницами, и вдобавок обведенный жирной линией белил, как будто судорожная экспрессия позы с выставленными в стороны локтями скована камнем навсегда. Запечатана.

Нарциссизм Шиле, зацикленный на сексуальности, вероятно, был отражением страхов автора. Беззащитность и одиночество — мотивы, сквозящие во многих шилевских работах. Угловатость его фигур нередко довершается «обрывочностью» — словно у античных статуй с отколотыми конечностями, Шиле оставляет отрубленными ноги или руки. Возможно, в каком-то смысле их можно считать памятниками современности.

Климт и Шиле умерли в один год — это был зловещий 1918-й. Выставка в Пушкинском — первая из череды проектов будущего года, хотя, конечно, работы этих авторов востребованы всегда. Венская Альбертина, в чьем собрании находится 170 климтовских рисунков и 140 Шиле (а кроме того, 40 числящихся на долговременном хранении работ), как рассказал австрийский куратор нынешнего проекта Кристоф Мецгер, отправит выставки, подобные той, что сейчас демонстрируется в ГМИИ, в Бостон и Лондон.

Выставка проходит с 10 октября 2017 по 14 января 2018 года.

Обсудить
Культура00:12Сегодня

Злодей, пьяница, безумец

Литературный гений страдал расстройством психики и умер в нищете
Родина ждет
Северокорейский солдат сбежал из страны, словил пять пуль и выжил
Моя семья
Легендарный маньяк и его культ кровавых убийц держали в страхе всю Америку
Сулейман КеримовЛазурно: российского миллиардера задержали в Ницце
Сулеймана Керимова подозревают в отмывании миллионов евро
Курганские могильщики
Уральские бандиты покорили Москву 90-х и заставили бояться местных авторитетов
Умар Джабраилов«Дальше буду жить красиво»
Сколько стоит пострелять у Кремля под кокаином, если вы Умар Джабраилов
Ничего себе поездочка
Почему москвичи все чаще становятся жертвами таксистов
Темные времена
Лихие 90-е: спецпроект «Ленты.ру»
Муха не сидела!
Сколько стоят автомобильные «капсулы времени» спустя годы?
«Американец», который смог
Самые невероятные версии Chevrolet Corvette, от которых сносит крышу
Что. Вы. Наделали
Как мы потеряли идеальный Porsche и снова его нашли
Мистер Спок
Мы пощупали новейший Aston Martin Vantage и делимся первыми впечатлениями
Ловушка для планктона
Тест: Какой офис идеально вам подходит
Это чисто Питер
Сколько стоят квартиры в воспетом Шнуром городе на Неве
Нихао себе
Хибара из китайской глубинки стала лучшим зданием 2017 года
«Моя бывшая живет на помойке»
Москвич сделал из жены бомжа, и ему не стыдно
Берите две
Пять стран, где ипотеку дают под смешной процент