Бой за печень исламиста

Филиппинские военные с помощью иностранцев добивают боевиков в Марави

Фото: Romeo Ranoco / Reuters

Сражение за город Марави, захваченный исламистами в мае, медленно, но неуклонно подходит к концу. Филиппинская армия и морская пехота отбивают дом за домом. В борьбе против группировок, принесших присягу ИГ, Маниле помогают Пекин и Канберра, о возможной поддержке заявила Москва. Даже Вашингтон, отбросив былые обиды, отправил на помощь филиппинцам беспилотники и спецназ. Но, по словам президента Родриго Дутерте, бои за Марави — лишь один из этапов долгой войны. Что сейчас происходит в осажденном городе и вокруг него — выясняла «Лента.ру».

«Я съем вашу печень, если вам так хочется. Дайте мне соли и уксуса, и я съем ее на ваших глазах. Я всеяден и не брезглив. Я ем все — даже то, что нельзя переварить».

Так президент Родриго Дутерте обратился к боевикам-исламистам движения «Абу-Сайяф» после того, как те обезглавили двух вьетнамских моряков-заложников. Филиппинский лидер не в первый раз делает подобные заявления, но с воплощением в жизнь кулинарных фантазий ему, похоже, придется повременить. Филиппинские военные, обещавшие отбить захваченный боевиками город Марави на юге острова Минданао в течение нескольких дней, штурмуют его уже почти два месяца.

Шаг за шагом, дом за домом, квартал за кварталом

«Нам приходится шаг за шагом пробивать себе путь, очищая дом за домом, квартал за кварталом. Если внутри здания засел вооруженный боевик, пройдет куча времени, прежде чем его удастся оттуда выковырять».

Так описывает бои за Марави главнокомандующий сухопутными войсками Филиппин генерал Эдуардо Аньо. Ему вторит командир 1-й пехотной дивизии филиппинской армии Роландо Баутиста: «Один снайпер может парализовать продвижение целой роты, а порой и батальона».

Сил у объединенной группировки филиппинских войск, штурмующих Марави, хватает, хотя военные требуют все больше и больше резервов: необходимо обеспечивать ротацию военнослужащих на линии фронта. В Марави постоянно подтягивают новые и новые подразделения, поэтому определить точный состав группировки сложно. Хотя в филиппинской армии есть специальное подразделение, предназначенное для контртеррористических действий в городе — натренированный американцами полк быстрого реагирования (LRR), его численность слишком мала. В результате в боях участвуют солдаты практически всех элитных частей филиппинских вооруженных сил, включая скаутов-рейнджеров, сражавшихся против коммунистических партизан еще в 1950-х.

Кровавая баня

Одна из главных ударных сил — 1-я бригада корпуса морской пехоты, которую бросают на самые тяжелые участки. Ей и достается больше всех. Только за один день, 9 июня, прозванный морпехами «кровавой пятницей», бригада потеряла 13 человек, включая офицера. «Наши войска наступают, и мы сейчас в непосредственной близости от неприятельских позиций, — хладнокровно объяснил пресс-секретарь сводной группировки Джо-Ар Эррера. — Бои становятся все более интенсивными. Мы не отступаем и не отступим. Наши войска, хотя и несут потери, все еще сильны».

Правительственным силам противостоят исламистские организации «Движение Маути» и «Абу-Сайяф», принесшие присягу главарю «Исламского государства» Абубакру аль-Багдади. В начале сражения в них состояло около 700, сейчас осталось примерно 60 человек. Это в основном молодые люди, некоторым нет и 16 лет. Много граждан других государств — у убитых боевиков найдены паспорта Саудовской Аравии, Пакистана, Марокко, Малайзии, Йемена, Индии, Турции, есть даже один российский — уроженца Чеченской республики. Но большинство радикалов — местные и знают город как свои пять пальцев. Они действуют небольшими группами по три-пять человек, активно применяют коктейли Молотова, мины-ловушки, РПГ, искусно ведут снайперскую войну. Мирных жителей используют в качестве живого щита, занимают позиции в мечетях, по которым солдаты не решаются стрелять.

В отличие от боевиков, филиппинским военным приходится действовать в незнакомой местности. Они не могут использовать тактику, которую применяет шиитское ополчение и иракская армия в Мосуле, снося дом за домом. К тому же у элитных частей филиппинской армии, заточенных на борьбу с партизанами в джунглях, нет опыта зачистки городов. Вернее, почти нет.

Помни Замбоангу

Четыре года назад, в сентябре 2013-го, члены Национально-освободительного фронта моро подняли над городом Замбоанга на западной оконечности острова Минданао знамя самопровозглашенной республики Бангаморо. Хотя силам безопасности удалось быстро блокировать радикалов в прибрежной зоне, бои продолжались почти три недели.

Нынешнее сражение за Марави совсем не похоже на битву за Замбоангу. Там перестрелки шли в основном в малоэтажной прибрежной застройке, где дома были построены из шифера и хрупкого кирпича. В Марави же исламисты закрепились в новостройках района Бангголо, возведенных из железобетона, с развитой системой подземных коммуникаций, выдерживающих даже ракетно-бомбовые удары.

Филиппинцы не решаются широко использовать бронетехнику: у боевиков хватает крупнокалиберных пулеметов и противотанковых гранатометов. Применение артиллерии будет означать гарантированные потери среди мирных жителей. Остаются только минометы и авиация, которые и расчищают путь филиппинским военным. При этом регулярно случаются досадные инциденты. 31 мая из-за ошибки летчика ракета поразила готовящееся к атаке отделение солдат, погибли 11 человек. 12 июля еще один авиаудар по своим унес жизни двух военнослужащих.

Наконец, бои за Замбоангу и за Марави несравнимы по масштабам. Если зачистка Замбоанги стоила правительственным войскам 19 убитых при 208 уничтоженных боевиках, то к настоящему моменту известно о гибели 95 солдат, 405 боевиков и 45 гражданских.

Против общего врага

Есть и другие отличия. Армия и партизаны, до последнего времени ведшие друг с другом войну в джунглях, готовы помириться перед лицом общего врага.

«Где же вы, когда вы так нужны? — риторически вопрошал президент Дутерте, обращаясь к боевикам оппозиционных мусульманских и коммунистических организаций. — Я прошу вас помочь правительству. Я считал, что вы хотите помочь, что вы хотите мира, вы же столько говорили об этом. Давайте вместе сражаться против захвативших Марави отщепенцев-исламистов. Я готов взять вас на службу, платить деньги, предоставить привилегии. Я даже выстрою дома для вас!»

Призыв не остался без ответа. Луис Джаландони, старший советник Национально-демократического фронта, которому подчиняется боевое крыло Компартии Филиппин — Новая народная армия — заявил: «Мы выступаем против "Мауте" и "Абу-Сайяф", нападающих на мирных жителей. Мы готовы встать плечом к плечу с правительством Дутерте, чтобы покончить с исламистами».

Даже Исламский освободительный фронт моро, отказавшийся в свое время от мира с правительством, смягчил свою позицию. На встрече с Дутерте его лидеры заявили, что предоставят гуманитарные коридоры для снабжения сельского населения в деревнях вокруг Марави. «Мы также предложили нашему любимому президенту помощь в эвакуации гражданских, — рассказал один из главарей организации Газали Джафар, — и наш добрый президент согласился».

Не исключено, что совместная борьба с общим врагом принесет наконец мир на Минданао. «И правительство, и партизаны готовы работать как партнеры, чтобы вырвать корни насилия в регионе как можно скорее», — заверила глава переговорной группы Ирене Сантьяго.

Путин обещал

Дутерте опирается не только на внутренние ресурсы — в битве за Марави филиппинским военным помогают заграничные друзья и партнеры, включая США, которые президент Филиппин еще недавно яростно критиковал. Американские беспилотники висят над городом, передавая данные филиппинским военным, в Марави находится американский спецназ — правда, как заверяют в штабе филиппинской армии, в бой он не вступает. Готовность прийти на помощь выразили и австралийцы.

«Нужно воздать должное тем, кто это заслужил. Соединенные Штаты помогают нашей армии в этой битве, мы стоим с американцами плечом к плечу, — признал Дутерте. — Китай выполняет свои обещания, предоставил нам массу оружия на 10 миллионов долларов с лишним. Насчет России не знаю, но Владимир Путин сказал, что поможет. Я буду этому только рад».

По словам Дутерте, зарубежные товарищи помогают ему бескорыстно. «Нужно просто заводить побольше друзей, — объяснил филиппинский президент. — Если вам внезапно понадобится оружие, они всегда его подкинут безо всяких обязательств. Никто не скажет: "Я тебе дам оружие, но лишь в обмен на лояльность". Ничего подобного. Они просто говорят: "Да, мы тебе поможем"».

Этапы большого пути

Для Дутерте сражение с исламистами — лишь часть большой войны, которую он ведет против наркокартелей. Чтобы закупать оружие и снаряжение, боевикам нужны деньги, а получают они их, по словам филиппинского президента, от местных наркоторговцев с Минданао.

В Марави филиппинские военные обнаружили запасы метамфетамина общей стоимостью до пяти миллионов долларов. 11 мешков с «шабу» — так на Филиппинах называют этот наркотик — были найдены на кухне дома, откуда выбили боевиков.

Подробности финансовых схем боевиков привел в телеинтервью глава Департамента финансов Филиппин Карлос Домингес. «Члены "Мауте" давно участвуют в торговле наркотиками, — рассказал он. — Все свои террористические операции они финансируют при помощи продажи метамфетамина. Но в последнее время дела у них шли плохо, и они решили больше внимания уделять террору и попытались стать чем-то вроде местного "Исламского государства", для начала захватив Марави. Идеология их не интересует, для них главное — деньги».

Если Дутерте и Домингес правы, то битва за Марави — лишь один из этапов на долгом пути, и филиппинскому лидеру придется пролить еще немало крови, прежде чем он сможет, как собирался, съесть посоленную печень последнего врага.

«Исламское государство» — террористическая организация, запрещенная на территории России.

Обсудить
Русские идут
Морган Фриман и бывший главный разведчик ищут доказательства войны России и США
Свобода для скотовода
В лучшем городе США изгнали политиков с полицейскими и погрязли в хаосе
«Увидел чеченца и понял — будут унижать»
Бежавший в Германию российский гей захотел дать эмиграции задний ход
С рейхом в сердце
Любители кайзера, фюрера и Великой Германии наводят ужас на простых немцев
Mazda CX-5 и Renault Koleos против VW Tiguan и Skoda Kodiaq
Четыре новых кроссовера. Один тест-драйв. Ну, вы поняли
Тест-драйв самого мощного Kia Soul
Длительный тест 204-сильного кроссовера: итоги и сравнение с обычной версией
8 фактов про новый LC Prado
Все, что нужно знать о посвежевшем внедорожнике Toyota прямой сейчас
10 величайших автомобилей Германии
Немецкие автомобили, творившие автомобильную историю